Татьяна Печникова: все начинается с любви

Лика Брагина
Profile picture for user ed

— Наше интервью выйдет под Татьянин день, поэтому первым делом хочу спросить — знаете ли вы, в честь кого вас назвали Татьяной?

— Маме очень нравилось имя Татьяна, поэтому так и назвали. Решили, это имя мне очень соответствует. В годы маминой юности была популярна песня, которую она очень любила «Ах, Таня, Таня, Танечка, С ней случай был такой ...», возможно, это тоже сыграло роль.

— Ваши родители связаны с миром музыки, искусства?

— Нет, мой папа военный, работал в Министерстве обороны, мама — инженером в конструкторском бюро. Как семья военного, первое время мы немножко кочевали. Я второй ребенок в семье, родилась в военном городке Кузнецке, куда родители уехали  из Москвы и потом вернулись обратно. Семья была не музыкальная, но папа любил играть на мандолине, мама пела. То есть музыку любили, но профессионально никто не занимался.

— Значит, вы первая артистка в семье?

— Да. И единственная пока.

— Как обычно отмечаете свои именины, Татьянин день?

— Обычно хожу в храм на службу. Для меня это тихий праздник, домашний. Все-таки это день ангела, хочется провести его в кругу семьи, с мужем и сыном.

— Первой вашей ролью на сцене московского театра «Новая опера» также стала Татьяна из «Евгения Онегина». Как сегодня вам вспоминается тот выход на сцену?

— Для меня это знаковая партия, потому что когда я в 1999 году поступала в театр, на прослушивании в зале сидел Евгений Владимирович Колобов. Я об этом не знала, и уже позже поняла, что в зале находится сам художественный руководитель и главный дирижер театра. На втором туре он спросил меня: «А что вы поете?», я ответила, что хотела бы спеть арию Леоноры из оперы Верди «Трубадур» и сцену письма Татьяны из оперы П. И. Чайковского «Евгений Онегин». Евгений Владимирович предложил: «А спойте сцену встречи Онегина с Татьяной. «Здесь он, здесь Евгений, о боже, о боже...». Он хотел послушать, как звучат другие сцены оперы. Во время моего пения он крикнул из зала: «Я здесь, я здесь!», и я поняла, что мое исполнение ему понравилось. Несмотря на то, что каждый год на прослушивание приходило по 240 человек, меня выделили из этого огромного количества людей. Евгений Владимирович очень трепетно относился к спектаклям, у него, как у гениального дирижера, была своя музыкальная трактовка этого произведения. И эта музыкальная версия, которую он в меня вложил, уже много лет позволяет мне удивлять зрителей совершенно другой интерпретацией образа Татьяны. К сожалению, Евгений Владимирович рано ушел из жизни, так что я успела сделать с ним очень немного оперных партий. И именно эта партия сопровождает всю мою творческую судьбу, она стала одной из самых любимых.

— Вы с детства чувствовали в себе призвание? Кто первым обратил внимание на ваш талант? Кто привел вас в мир оперы?

— Я с пяти лет училась в музыкальной школе по классу фортепиано, куда меня взяли из-за абсолютного слуха, что для тех лет было большой редкостью. Первой мои способности заметила музыкальный педагог в детском саду, сказала родителям, что у девочки хороший слух, она чисто интонирует, и порекомендовала прослушать меня в музыкальную школу. Обнаружив при прослушивании абсолютный слух, директор музыкальной школы взяла меня в виде исключения в пять лет.

С 12 лет, после окончания музыкальной школы, я училась на подготовительном отделении при Государственном музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных. К восьмому классу общеобразовательной школы я поняла, что музыка — мое призвание и она должна стать моей профессией. Я всегда любила петь, сначала была солисткой в хоре музыкальной школы, потом самостоятельно учила и пела романсы. Мне очень близка классика и академическое пение. Но родители хотели дать мне крепкое музыкальное образование преподавателя фортепиано, которое всегда даст мне возможность зарабатывать на жизнь. Мама с папой настояли, чтобы я окончила музыкальное училище именно как пианистка. Я очень им благодарна, потому что это серьезное образование дало мне возможность стать не только певицей, но и музыкантом. Но, окончив музыкальное училище как пианистка, я поняла, что все-таки хочу свою жизнь посвятить певческой карьере, и для этого мне необходимо высшее образование, уже как певице. Мне как будто голос сверху говорил, что в пианистической карьере я не добьюсь больших высот, потому что петь я люблю больше, чем играть на фортепиано. В тот момент я как раз вышла замуж, и мой супруг Вячеслав полностью поддержал и одобрил мой выбор. И я стала студенткой Государственного музыкально-педагогического института имени Гнесиных в классе замечательного педагога, профессора Елены Борисовны Оболенской. Всегда благодарна за неоценимую помощь в моей вокальной карьере педагогу Александру Петровичу Петрову, который после окончания института помог мне подготовить большой репертуар для поступления в московский театр «Новая опера». А также благодарю концертмейстера и педагога Ольгу Громыхину, которая помогала мне на протяжении всей моей службы в театре в совершенствовании вокального мастерства.

Гала-концерт в московскойм театре "Новая опера" им. Е.В. Колобова

— Если сегодня оценить ваш путь в профессии, вас можно назвать везунчиком?

— В нашей профессии невозможно без везения, без того самого случая. Потому что, не окажись тогда в зале театра Евгения Владимировича Колобова, может быть, моя жизнь сложилась бы совсем по-другому. Если бы в моей судьбе не было партии Нормы из оперы Беллини «Норма», у меня не было бы звания заслуженной артистки России, и я не получила бы Национальную театральную премию «Золотая маска». Но я всегда очень много работала, репетировала, учила много оперного и камерного репертуара. И считаю, что все, что мне было дано, я реализовала. Мне очень повезло, что за долгие годы работы в театре я спела большое количество премьер в главных партиях. Я работала в зарубежных театрах, что помогло мне еще больше совершенствоваться в профессии. И сейчас эти знания я передаю своим студентам в Российской академии музыки имени Гнесиных.

— Раскройте интересные подробности внутренней кухни вашей профессии. Бывало такое, что вам надо выходить на сцену, а голоса нет?

— У нас есть три страшных сна вокалиста. Первый — когда выходишь на сцену и забываешь слова, второй — когда опаздываешь на сцену, и третий — когда у тебя нет голоса. Все эти три страшных сна вокалиста в моей жизни случились. У нас в театре всегда идут трансляция на третьем этаже, где находятся гримерки, но в некоторых из них не очень хорошо слышно. Помню я ушла на четвертый этаж распеваться, не услышала объявление, и пропустила свой выход. Выхожу в коридор и слышу: «Печникова срочно на сцену! Ваш выход!», слышу звучание музыки в коридоре и понимаю, что я уже должна выходить на сцену, а нужно еще было бежать с четвертого этажа на первый. Какими-то невероятными скачками я добежала, но все-таки начала петь еще за сценой. Всегда страшно забыть слова. А наш дирижер Е. В. Самойлов мне как-то сказал: «Татьяна, если забыли, то главное не останавливаться, пойте хоть домашний адрес...». Он, конечно, шутил так. И действительно, такая ситуация случилась в опере П. И. Чайковского «Евгений Онегин», это произведение А. С. Пушкина люди знают чуть ли не наизусть. И вдруг я на каком-то предложении забываю слова. Главное, что не было паники, я нашлась, не остановилась, что-то пропела. А потом слова вернулись, и я благополучно допела до конца.

И однажды на опере Верди «Травиата» у меня пропал голос. Выхожу на сцену, начинаю петь и понимаю, что голос не звучит, думаю: «Что делать?». Певицу, что меня страхует, предупредить не успеваю, уже пройдет моя сцена, и принимаю решение, что это действие я допою. Несколько тактов не прозвучало, но потом голос разогрелся, и я допела не только эту сцену, но и весь спектакль. До сих пор не понимаю, что это было.

— Нужно ли оперным певцам соблюдать диету и заниматься спортом? Вы какие правила соблюдаете?

— Эстетика современного режиссерского оперного театра и огромная конкуренция обязывают певца хорошо выглядеть и следить за собой. Я всю жизнь придерживаюсь режима питания и с юности нахожусь в одном весе. Спортом занимаюсь мало, но очень много хожу пешком.

— Расскажите, как пандемия повлияла на вашу жизнь и концертную деятельность?

— Пандемия всех нас вывела из нормального рабочего графика. Но дома я продолжала заниматься вокалом, учить партии, новые романсы, готовила программы концертные. Поскольку я пианистка и дома есть рояль, я легко себе аккомпанирую. Сейчас уже идут спектакли, концерты, все восстановилось почти в прежнем объеме, и очень хорошо, что снова есть творчество, работа, спектакли и концерты.

— Обратила внимание, что вы практически не расстаетесь с супругом, вы с Вячеславом вместе во всех поездках и путешествиях. Читателям будет интересно узнать вашу историю любви...

— Да, сейчас мы стараемся больше времени проводить вместе. Познакомились, когда были еще студентами, я училась в музыкальном училище, а Вячеслав на 4-м курсе в Университете дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Муж юрист по специальности, но при этом человек творческий, очень хорошо поет и играет на гитаре. В наш первый вечер знакомства он меня покорил теплотой и красотой тембра своего голоса. До сих пор помню, как он пел песню на стихи Александра Дольского «Мне звезда упала на ладошку...». У меня и тогда были мурашки, и сейчас говорю, и у меня снова мурашки от этих воспоминаний.

С мужем Вячеславом Печниковым

— Это была любовь с первого взгляда?

— Я считаю, что, когда люди живут вместе 30 лет, — это судьба. И конечно, любовь, без нее невозможно было бы пройти вместе через все радости и горести долгих лет, что мы вместе. Жизнь сложная, но при всем этом мы вместе, мы счастливы, мы рады, что есть друг у друга. У нас замечательный сын Александр. Муж хороший отец и настоящий друг сыну, он является для него абсолютным примером, а для меня опорой и защитой.

— Какую профессию выбрал для себя Александр?

— Сын пошел по папиным стопам, окончил юридический факультет МГУ имени Ломоносова, магистратуру, планирует поступать в аспирантуру. Сейчас работает юристом. В прошлом году наш сын женился, свою будущую супругу Розу он встретил во время учебы в университете.

— Как ваш муж относится к особенностям актерской профессии, с ненормированным графиком и прочими сложностями?

— Несмотря на то, что муж не представитель творческой профессии, он всегда понимал, насколько сложна моя работа и какой колоссальной она требует отдачи. Муж меня всегда поддерживал, радовался моему росту и востребованности, он был и остается моим главным критиком. И это при том, что наши рабочие графики совершенно не совпадали, у меня был всего один выходной в неделю — понедельник, и нам даже отпуск вместе было крайне сложно запланировать из-за моего театрального графика. Но муж, понимая специфику моей работы, прощал мне то, что меня постоянно не было дома. Мне не нужно было думать о финансовой составляющей жизни, муж полностью обеспечивал семью, чтобы я могла спокойно работать и себя реализовывать.

— И у вас все получилось!

— Да, муж понял, что я человек очень честолюбивый и мне необходимо реализоваться в профессии. У меня немало знакомых, кто счастлив, выйдя замуж и полностью посвятив себя семье. Мне часто говорили: «Ну что тебе, у тебя всегда была такая опора!», на что я отвечала: «Для того, чтобы у меня была эта опора, я немало приложила усилий и труда». Ведь мой муж очень много работал, и нередко приходил домой позже меня. Но какая бы уставшая не была, я всегда его ждала с готовым ужином. А каждое утро готовила ему завтрак, даже если нужно было это делать в семь утра. Конечно, муж всегда гордится моими успехами на сцене, но дома ему, как любому мужчине, нужна хорошая хозяйка, любящая жена и мама.

— Недавно вы отметили жемчужную свадьбу. Поделитесь своим секретом долгого счастливого брака.

— Я считаю, что все начинается с любви и бережного отношения друг к другу. Я счастлива, что мы вместе, что у нас такой замечательный сын. Помню, мама мужа — Роза, говорила мне на свадьбе: «Жить хорошо — трудно, жить плохо — легко». И только спустя годы я поняла смысл ее слов. Важно встретить своего человека и важно пронести эти чувства через всю жизнь. А это тоже большая работа двух людей.

Мы уже прожили вместе много лет, когда муж мне однажды сказал: «В тебе есть такие качества, за которые можно все простить». Я не знаю, какие, он мне их не назвал. Думаю, это то, что мне можно доверять, возможно, я для него единственный человек, которому он верит. Я его не предам, отдам за него все, что есть. И я знаю, что он тоже способен на все, чтобы нас с сыном защитить, потому что мы его мир и его жизнь...

Лика Брагина