Татьяна Орлова: артисту хорошо, когда есть востребованность

Лика Брагина
Profile picture for user ed

— Поздравляю вас со скорой премьерой «Непослушника». О чем, по-вашему, получилась эта история?

— Получилось, наверное, то, что было задумано по сценарию: как парень мажор вдруг меняется и превращается в человека. По типу фильма «Холоп», только тут другие способы превращения и другие приключения. Как из совершенно непотребного поведения, которое вызывает полную антипатию, пройдя через различные испытания, человек становится совсем другим — добро побеждает зло.

— А где проходили съемки?

— Мы жили в городке Шуя Ивановской области, где я никогда раньше не была. В свободное время я там гуляла, это было очень интересно. Люблю узнавать новые места, а там такое местечко, достаточно известное, на слуху, но сам туда не поедешь просто так. И вот благодаря нашим съемкам я полностью изучила этот небольшой городок со своим особым колоритом: старые купеческие дома, храм очень красивый, с колокольней, там сохранено многое из старины.

Каждое утро на съемки нас возили в местечко под названием Васильевское, где стоит реально заброшенный монастырь: разруха, руины. Его восстанавливают сейчас, нашлись меценаты, потому что это оказался ценный исторический памятник нашей культуры и религии.

— С какими-то сложностями пришлось столкнуться?

— Был мороз минус 30 градусов, ощущалось как все минус 35, а съемки в основном проходили на улице. Мы должны были стоять в очереди, монахи и прочий люд, должны были пить воду из ковша на улице. А делать это на морозе было ну практически невозможно, тем более ковш сначала был металлический, потом хоть деревянный дали. В общем, утеплялись, как могли, в храме установили печки, грелись там периодически. Но главное, что мне запомнилось, — это невероятный подвиг, который совершил Витя Хориняк. Он играет в фильме главную роль — тот самый непослушник, совершенно очаровательный, солнечный парень, потрясающий и как актер, и как человек. И вот он должен был в минус 30 пробежать по улице абсолютно голым, распугивая народ. Я, честно говоря, думала, дублер будет, но потом увидела, что он сам побежал, реально голый. Ему дали ковшик деревянный, которым он прикрылся, и он бежал, падал на снег. Когда на него тогда смотрела, там играть даже ничего не надо было, я была в ужасе и думала только о том, чтобы он не застудил себе ничего. Так мало того, когда сняли первый дубль, объявили, что еще второй нужен, и Витя сказал: «Хорошо». То ли на нервяке, то ли на кураже, но он пошел на второй дубль. Прозвучало «Мотор!», он сбросил с себя шубу и опять побежал. Вот это мне запомнилось очень сильно. Потом он, конечно, сразу в автобус, согреваться. Я ему говорю: «Витя, ты как?» — «Ничего, нормально». Спрашиваю: «А почему не дублер?», он ответил: «Я решил сам. Вроде и недолго пробежался». И он даже не простудился, что удивительно.

— Еще кто-то вас впечатлил из коллег?

— Снимал фильм Владимир Котт и с ним, конечно, очень комфортно работать, он знает, что хочет, дает точные указания, что нужно сделать. Группа работала замечательно. Главную героиню играла Таисия Вилкова, очаровательная актриса, прелестная просто, они с Витей очень хорошо подходят друг другу. И в жизни ребята замечательные. И, конечно, просто Бог, на мой взгляд, невероятное солнце — Юрий Кузнецов. Я там с ним познакомилась, до этого не знала лично, на экране только видела в «Улицах разбитых фонарей». Он играет моего бывшего мужа, у нас с ним общие сцены, и боже мой, какой восторг с ним играть, какой потрясающий человек! Он, конечно, для меня настоящее открытие, такое море позитива, просто божий человек, замечательный во всех отношениях. Когда его видишь, хочется улыбаться, невероятное добро он излучает в общении...

— Про свою героиню расскажите, кто она?

— Играю монахиню из монастыря, у нее есть девочки послушницы, которые занимаются живописью, реставрируют иконы. И появляется вдруг этот якобы послушник, а на самом деле обманщик. У нас там чуть ли не институт благородных девиц, размеренная жизнь, все благостно, спокойно, и тут врывается этот баламут… Но после встречи с героиней Таисии Вилковой он очень сильно меняется, превращается в человека и там, конечно, и мое отношение к нему меняется.

Кадр из фильма "Непослушник"

— В «Непослушнике» поднимается весьма актуальная сегодня тема «Оскорбление чувств верующих блогерами». А что вы сами думаете на тему современных блогеров и устраиваемого ими бесконечного хайпа?

— Я это не принимаю и не понимаю, поскольку я человек верующий. В соцсетях не состою, поэтому не смотрю тик-токи эти, инстаграмы... Понимаете, есть поговорка: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят», есть определенные правила поведения. Если вы придете на светскую тусовку в телогрейке, где люди в вечерних платьях, — это будет оскорбление людей, неуважение к ним. Этот хайп — это эпатаж, вызов, демонстрация, что это? И дальше что?..

— К сожалению, современная молодежь в погоне за популярностью действительно часто забывает о человечности, о правилах поведения.

— А это смотря какую молодежь брать. Потому что я могу привести массу примеров хорошей молодежи...

— Мы говорим о тех самых хайпующих блогерах, которые сейчас мега популярны, и, к сожалению, на них равняются дети и подростки…

— Дети и подростки — тут все зависит от семьи. Что вы в ребенка заложите, какое направление ему зададите, то и будет. Если ребенок интересуется балетом, живописью и ходит в консерваторию, я сомневаюсь, что он пойдет в храм в купальнике и будет орать там матом. К счастью, лично я сталкиваюсь с такой молодежью, которая занимается делом и учится в вузах, в театральных институтах. Так что я вижу другую молодежь, которая как раз и с головой, с мозгами.

— А вы сами, в каких отношениях с интернетом, с соцсетями?

— Интернет — это большое дело. Нам теперь и книги особо не нужны, благодаря интернету, можно стать очень образованным человеком, найти ответ на любой вопрос. Сейчас не нужно лезть в словари, искать, как переводится какое-то слово. На любой вопрос, который возникает, можно моментально получить ответ. Человек носит в кармане огромный источник информации. Новости я также читаю в интернете, а в соцсетях я есть только в фейсбуке, но и то особо там не бываю.

— Какие события детства, как вы считаете, сформировали вашу личность?

— Не могу сказать ничего про личность, но точно сформировали мое желания работать в театре. В семь лет я приехала погостить к тете в Сызрань и попала в театр, где она работала. Мне там сразу все очень понравилось, я как будто попала волшебный мир. С тех пор я не представляла своей жизни без театра, пересмотрела множество спектаклей. Также меня увлекало кино, но театр был интересен в большей степени. И вот так постепенно на протяжении всей учебы в школе сформировалось желание, и к ее окончанию я решила, что поеду поступать в театральный институт. Других вариантов даже не рассматривала, хотя, конечно, страшилась мысли: «А вдруг не получится?». Но, к счастью, получилось, я поступила в ГИТИС.

— Есть что-то, чего вам не хватает в сегодняшней Москве из той прошлой жизни, когда вы только приехали покорять столицу?

— Нет, мне всего хватает. Мне хочется только одного — чтобы ушел ковид. Одно желание у меня в этом наступившем году Тигра. Потому что невозможно уже жить с этим коронавирусом. Хочется скорее вернуться к доковидной жизни, чтобы границы открыли, чтобы можно было поехать куда-то. Вот только эта мечта сейчас.

Татьяна Орлова

— Ваша жизнь сильно изменилась за два года пандемии?

— Она изменилась, конечно, но не могу сказать, что сильно, благо все возвращается потихоньку, играют спектакли, кино снимают. А на изоляции, конечно, было жутко, когда вся страна сидела по домам.

— Многие артисты признавались, что никогда столько не отдыхали, а это, оказывается, так круто. И что они даже благодарны пандемии, которая позволила им это понять, насладиться общением с близкими…

— Это неправда. Отдыхать артисту совсем не круто. Когда я начинала работать в театре, у меня долгое время не было качественной работы, были в основном массовки и эпизоды, соответственно и денег тоже не было. Поэтому я знаю, что ничего хуже быть не может, чем когда у тебя нет репетиций или они бывают крайне редко. Но я всегда приходила в храм и благодарила Бога за то, что у меня есть, потому что сожалеть о том, чего нет, нельзя. Так что я не верю тем артистам, которые говорят: «Ой, как хорошо было отдыхать!», они лукавят. Артисту хорошо, когда есть востребованность. Это одна из тех редких профессий, когда ты не радуешься выходному дню.

— Что вас как творческого человека сейчас вдохновляет?

— Недавно настоящий душевный восторг мне подарил спектакль нашего Театра Маяковского «Школа жен» в постановке Миндаугаса Карбаускиса. А еще на днях я была на интервью у Федора Бондарчука, снималась в его программе «Кино в деталях». Боже мой, я в таком от него восторге! Вообще от всего — от того, как он мыслит, как разговаривает, как общается. Это такая бездонная глубина добра, солнца, света, позитива… Мы сидели, разговаривали с ним, и было такое ощущение, что вообще нет никаких камер. И вот такие встречи, конечно, очень вдохновляют.

— А путешествовать вы любите?

— Конечно, люблю, только сейчас везде ковид. Во всех поездках меня в первую очередь вдохновляют и потрясают картинные галереи, музыка, опера. Недавно была в Питере, у меня выдался выходной, и я пошла утром в Мариинку, послушала Римского-Корсакова «Ночи перед рождеством», Гергиев дирижировал. Это просто восторг! Днем зашла в Эрмитаж, а вечером отправилась в филармонию на Вивальди «Времена года». Именно поэтому я не в соцсетях и не смотрю телевизор. Стараюсь ограждать себя от разной негативной информации...

— Подскажите, как научиться себя ограждать, постоянно находясь в социуме?

— Конечно, от всего невозможно себя защитить. Для меня был страшный удар, когда умер Валера Гаркалин, просто шок был. У меня еще в тот момент съемка была… это очень сложно. Все понимаешь, и все равно не принимаешь. Удар такой был, что я до сих пор не могу прийти в себя.

— Вы за свою карьеру сыграли множество ролей, а остались какие-то не реализованные желания, мечты?

— Я живу только предложениями, чтобы мне почаще предлагали работу. Не мечтами. И мне нравится все то, что мне предлагают. Вот если сейчас спросите: «Хотите сыграть Вассу Железнову?», отвечу: «Да, сыграю». Не предложат — буду играть, то, что предлагают.

— А Федору Бондарчуку вы сказали: «Хочу у вас сыграть»?

— Нет. Зато он мне сказал, что хотел бы встретиться со мной на съемочной площадке. А самой сказать: «Я хочу у вас сыграть», это же было бы бестактно с моей стороны...

— Как проводите время наедине с собой, на что вам не жалко тратить время?

— Я смотрю сериалы — американские, наши, смотрю то, что советуют, как хорошее кино. В основном молодежь мне советует, ребята и девчонки, с которыми играю в спектаклях. Естественно, я хожу в театры, когда есть возможность. И в музеи хожу, консерватории, музыку слушаю. Планирую, когда у меня свободные вечера, чем их полезным занять. Но вот конкретно сейчас я смотрю сериалы. Из последнего, что могу отметить, потрясла «Корона», английский сериал про королеву Елизавету. Ее я смотрела, когда болела ковидом. Сегодня досмотрела американский детективный сериал «Домой засветло». Но я и наши сериалы смотрю с удовольствием, «Ищейку», например, с Анной Банщиковой, мне очень нравится. У меня есть подписки на большинство видеоплатформ.

— Есть у вас своя методика, скажем так, здорового образа жизни? Благодаря чему вы сохраняете себя в такой хорошей форме?

— Методики особой нет. Что касается внешности — это косметолог, тут секрета никакого нет. Ну и просто для себя хожу в бассейн, мне это необходимо для спины. Я никогда не занималась голоданием, похудением, ни в чем себя в еде не ограничиваю. Благо, у меня конституция такая, могу тортики есть сколько угодно.

— А какие-то женские слабости у вас есть — шопинг и прочее?

— Шопинг обязательно, это я очень люблю. Для Федора Бондарчука, чтобы к нему на программу пойти, я шопинг то себе устроила. (Улыбается.) Походила по магазинам, выбрала что-то красивое. Купила, нарядилась и пошла.

Лика Брагина